Максим Колпаков: «Программированием теперь занимаюсь «для души»

Колпаков Максим Викторович

Колпаков Максим Викторович

Интернет-рынок в Кузбассе развивается активными темпами, не в последнюю очередь благодаря усилиям местных предпринимателей, многие из которых были когда-то первопроходцами в своей области. На вопросы «Авант-ПАРТНЕРа» ответил один из главных вдохновителей и организаторов IT-сообщества в Кемеровской области, руководитель веб-студии А42 Максим КОЛПАКОВ.

– Максим Викторович, как Вы стали предпринимателем, будучи программистом в компании «Е-Лайт-Телеком»? Это был закономерный шаг или всё получилось спонтанно?
– Я недолго был простым программистом в компании, а довольно быстро стал начальником отдела программного обеспечения. Пусть у меня было в подчинении 1-2 человека, но я стал менеджером, и у меня появились определённые амбиции. В то время мы сделали с нуля внутреннюю интерактивную карту сети Good Line. Это была карта города Кемерово со всеми коммуникациями провайдера. Разработка получилась хорошей, и мы решили запустить её в открытый доступ. В качестве образца мы взяли новосибирский «ДубльГИС», который к тому времени существовал уже несколько лет. Так появился проект «Открытый город», который я возглавил. Работал, правда, он недолго, потому что пока мы оформляли и упаковывали продукт, «ДубльГИС» успел выйти на кемеровский рынок. Они составили нам очень сильную конкуренцию, которую я, не имея ранее опыта в маркетинге, «потянуть» не смог. Несмотря на то, что мы даже создали против них «коалицию», выпустив совместный диск вместе с новокузнецким «Град-НК» и рядом проектов из других городов… Хотя предпринимателем я стал благодаря случаю, но, наверно, есть в этом и закономерность. Наверно, я к этому стремился.

– Вы ещё занимаетесь программированием?
– Программист – это не профессия, это, скорее, состояние души. Одна из последних моих проб – kemepobo.ru – сайт для кемеровских IT-специалистов. Для этого сайта я пока никого не привлекал, простейший код написал сам. Можно сказать, что программирую я «для души». К тому же, мне нужно иногда поддерживать свои навыки, чтобы быть в курсе тенденций отрасли и выступать авторитетом перед своими разработчиками.

– С чего начинался «А42»? Какова была изначальная концепция проекта, и менялась ли она в ходе реализации? Почему под одним брендом Вы объединили новостной портал и веб-студию?
– В середине 2000-х годов для того, чтобы привлекать абонентов, компания Good Line активно развивала свою локальную сеть. Дело в том, что внешний интернет-трафик для абонентов был дороже, поэтому им выгоднее было оставаться в рамках собственной сети. Мы стали предоставлять те ресурсы, которые были востребованы абонентами – локальные фотосайты, киносайты, форум, игровые серверы. Поначалу они были разрознены, многие находились на домене kemcity.ru. Впоследствии мы решили – почему бы не объединить их в один интегрированный ресурс? Этот объединенный портал и получил название «А42». Проектом сначала занимался маркетинговый отдел и лично генеральный директор Good Line Роман Жаворонков, который позже передал руководство А42 мне, тогда ещё начальнику отдела ПО.
Концепция А42 изначально была такая – дать абонентам Good Line максимально разнообразный по тематике контент, чтобы те, для кого внешний трафик является дорогостоящим, могли удовлетворить свои интересы внутри локальной сети. Поэтому сначала мы занимались штампованием разных сервисов – было время, когда чуть ли не каждый месяц выходил какой-то новый подраздел – например, о недвижимости, спорте – в сумме более 50 разных подсайтов A42. Затем произошли закономерные изменения на рынке, появились безлимитные тарифы. Большой необходимости для людей находиться внутри локальной сети уже не стало, они ушли «в мир». В тот момент, когда появился Вконтакте, у нас «умер» WeNet. Это был один из старейших кузбасских интернет-проектов, в котором было почти всё веб-сообщество Кемерова, пока не стал доступен «внешний интернет» и социальные сети. Благодаря всем этим изменениям концепция A42 поменялась – мы решили сконцентрироваться на региональном контенте. Оценив, какой региональный контент наиболее востребован, мы поняли, что это новости. Это практически единственное содержание, которое не могут успешно генерировать федеральные игроки рынка, не имеющие локальных представительств. Поэтому А42 стал в большей степени новостным порталом.
Что касается нашей веб-студии, то стандартная модель развития в этой области такова: собираются люди и говорят – «мы хорошие программисты и дизайнеры, заказывайте у нас сайт». Возникает веб-студия, которая на каком-то этапе понимает, что могла бы делать собственные проекты. Команда создаёт какой-то стартап, и зачастую впоследствии закрывает веб-студию или выделяет её в отдельное юридическое лицо. У нас же произошло с точностью до наоборот – сначала мы сделали свой проект, а потом поняли, что имеющиеся кадры можно использовать для создания веб-студии. К тому же, благодаря тому, что люди видели сайт А42, к нам постоянно поступали какие-то заказы, поэтому мы решили, что не стоит упускать прибыль. Работа над сторонними сайтами и развитие нашей веб-студии позволило нам достаточно хорошо «прокачать» компетенции в программировании, дизайне, управлении проектами. Поэтому сейчас «спираль» вновь завернулась – мы опять делаем собственные новые проекты.

– IT-предприниматель, на Ваш взгляд, должен обладать какими-то специфическими качествами по сравнению с предпринимателем, ведущим бизнес в другой сфере?
– Вообще-то предпринимательство универсально, но предпочтительно всё-таки заниматься этим в той сфере, которая близка – для того, чтобы по-настоящему раскрыть свою деятельность в этой отрасли. В моём понимании, предприниматель – это тот, кто ищет на рынке новые ниши, находит неудовлетворенный спрос или даже создает новый спрос, и собирает большую прибыль, пока не пришли остальные и не начался «просто бизнес». Поэтому желательно всё-таки знать специфику своей отрасли, чтобы видеть «лазейки». IT – это сфера, которая, в отличие от большинства других, очень быстро меняется. Меняются не только технологии, но и сами типы бизнеса, модели монетизации, способы работы с потребителями. Один из ярких примеров, который появился в последнее время – купонные сервисы. Раньше такой модели не существовало, её принесли на наш рынок извне. Кстати, это очень хороший способ ведения локального бизнеса – заимствование западных моделей.

– Сложно ли было собрать команду? Как в Кемерово обстоят дела с кадрами для IT-отрасли? Говорят, что наш город сильно проигрывает в кадрах даже соседним Томску и Новосибирску. С чем это связано? И какие качества необходимы хорошему программисту?
– На самом деле собрать команду нам было не очень сложно, потому что компания на рынке заметна, и она привлекает внимание специалистов. У нас достаточно большое внутреннее IT-сообщество. Я имею в виду и А42, и Good Line. Был, конечно, такой момент, когда я говорил, что А42 не имеет никакого отношения к Good Line, что мы – самостоятельная компания. На самом же деле, А42 – как и веб-студия, как и ряд других компаний – составляют вместе холдинг Good Line. Это единая организация с разными юридическими лицами и направлениями деятельности.
Дела с кадрами в Кемерово обстоят плохо – как и во всей России, и в мире. Рынок растёт быстрее, чем подготавливаются новые специалисты, поэтому у нас большой дефицит кадров. В настоящее время выпускаются из вузов те студенты, которые родились в начале 90-х годов – в период сильного демографического спада. Это означает, что специалистов будет выпускаться раза в 2 меньше. Томск и Новосибирск находятся в лучшем положении по уровню и количеству подготовки кадров, прежде всего потому, что там сильные вузы, котирующиеся на мировом рынке – НГУ, ТГУ, ТУСУР. Кроме того, IT-сообщество в этих городах крупнее, там проводится больше специальных событий для IT-шников. Тем не менее, конкурировать с этими городами можно. Одна из целей моего проекта kemepobo.ru как раз заключается в том, чтобы объединить кемеровское IT-сообщество, расшевелить его, подтолкнуть к развитию. На мой взгляд, профессиональный уровень конкретного специалиста напрямую связан с развитостью сообщества в целом. Ощущение себя частью профессионального сообщества морально стимулирует.
Чтобы стать хорошим программистом, прежде всего, нужен логический склад ума, умение видеть взаимосвязи различных сущностей. Далее же всё зависит от того, в какую сторону человек будет развиваться. Есть печальные примеры самородков, которыми никто не занялся, и в итоге они не стали хорошими программистами.

– Что для Вас интереснее – создавать «с нуля» новое дело или «доводить до ума» уже сложившийся бизнес? В чём для вас различие между предпринимателем и управленцем?
– Пока мне интереснее создавать дело с нуля. Я ещё молодой предприниматель. Ещё «работают» амбиции, хочется создать что-то своё. Но и «доводить дело до ума»– тоже интересно. Это во мне как раз из программирования – стремление к оптимизации процессов, явлений. Когда видишь какие-то неоптимальные по времени или затратам моменты, всегда хочется их оптимизировать.
Различие между предпринимателем и управленцем как раз в этом и состоит. Нельзя сказать, что кто-то из них лучше или хуже, оба важны. Однако управленец нацелен на то, чтобы «доводить дело до ума» – хорошо выстраивать процессы в компании, проектную работу, управление персоналом, менеджмент. Главное же назначение предпринимателя – работать «ужом», который ищет «лазейки». Это те новые интересные направления и ниши, куда на данный момент стоит вложить силы и деньги. Можно сказать, что главное качество предпринимателя – прозорливость.

– Что дала Вам стажировка в Америке? Американский IT-бизнес сильно отличается от нашего?
– Зачастую распространено мнение о стажировках за рубежом, что люди едут туда, чтобы просто «потусить», отдохнуть. Да, действительно, мы много путешествовали, посещали достопримечательности. И я бы не сказал, что там нам дали какие-то «мега»-знания, которые мы не могли узнать здесь, удалённо. Но главное, что мне дала стажировка – это понимание. Одно дело – знать, а другое – понимать что-то внутри себя. В первую очередь это понимание того, каким образом они ведут бизнес, какой у них тип потребителя, как они в принципе ведут дела, их менталитет и т.д. Например, из выступлений Михаила Задорнова – кстати, он очень много правды говорит – мы можем знать, что «американцы вот такие». Знать, но не понимать, почему это так. Чтобы понять, нужно поехать, пожить там немного, пообщаться с людьми. Только имея такое понимание, можно начинать вести там бизнес.
Американский IT-бизнес, прежде всего, более передовой. Там возникают всё новые веяния в IT-отрасли, находятся штаб-квартиры основных компаний. Американскому IT-бизнесу легче развиваться, потому что цена на IT-услуги у них выше.
Информационные технологии воспринимаются американцами как нечто необходимое, должное. У нас же зачастую к ним относятся, как к чему-то навязываемому – можно вспомнить, например, «электронное правительство». Люди не понимают, зачем все эти новшества. Там же, напротив, всё автоматизировано. Без автоматизации в Америке никуда не деться – хотя бы потому, что рабочая сила там дорогая.
На днях со мной произошел характерный в этом отношении случай. На горе Зеленой в Шерегеше есть касса, где можно пополнить счёт карточки, с которой заходишь на подъёмники. В эту кассу стоит очередь в 20 человек. А в кафе напротив стоит аппарат – пример автоматизации – куда можно поднести карточку, засунуть купюру и автоматически зачислить эти средства на счёт. Возле аппарата никого нет, потому что люди просто об этом не знают. Мне кажется, это типично именно для России. В Америке было бы наоборот – там все подходили бы к автомату, и лишь некоторые – к кассе.

– Вы ведёте какие-то дела с американскими компаниями? Вы говорили о том, что весной планируете поездку в Калифорнию. Чего Вы ожидаете от этой поездки?
– Сейчас мы разрабатываем новый проект, ориентированный на американского потребителя. Если вкратце, то это сервис для родителей маленьких детей. Минимальную апробацию мы делаем в России, однако проект будет запущен сразу на американском рынке. Потенциальный спрос на такую услугу будет там на несколько порядков выше. Там в принципе, как в развитом обществе потребления, выше спрос на любой продукт. В нашем проекте есть определенные новаторские элементы. Мы не первые, кто подобный сервис придумал, но то, что есть – не совсем отвечает современным требованиям. Поэтому мы доработали модель, которая уже есть на американском рынке – на российском, кстати, её нет. Мы внесли в эту модель несколько своих идей и будем там этот проект запускать. Отсюда у нас появилась необходимость сотрудничества с американскими компаниями. Например, по юридическому вопросу – мы отправили запросы американским юристам, чтобы они помогли нам доработать документы, необходимые для того, чтобы соблюсти законодательство США. Также мы взаимодействуем с консалтинговыми конторами, которые помогают выйти на американский рынок российским компания – они оказывают бухгалтерскую, организационную и маркетинговую помощь. Например, наш партнёр выводил на американский рынок «Лабораторию Касперского» и другие проекты. Наши собственные знания о том, как нужно продвигать продукт, могут оказаться недостаточными. У американской аудитории есть своя специфика.
Моя будущая поездка в Калифорнию связана как раз с продвижением этого проекта. Любой стартап заявляется на различных ивентах: мероприятиях, конференциях, конкурсах. Пока ещё чёткого графика нет, однако нужно будет прилететь в Америку для участия в ивентах в режиме оффлайн, чтобы максимально заявить о себе на этом рынке и получить первоначальный всплеск интереса. Второе ожидание связано с возможностью заинтересовать потенциального инвестора. Первым инвестором проекта является Good Line, однако мы открыты и для привлечения внешних средств. Инвестиционный рынок в Америке намного лучше развит. Инвестиционные фонды у них располагают значительно более крупными суммами, чем в России. Поэтому американские инвесторы готовы на рискованные шаги. На проекты с большой долей риска они могут легко выделить посевные инвестиции в размере 20-50 тыс. долларов. Это, конечно, небольшая сумма, но в России такие вложения зачастую воспринимаются как существенные.

– Над чем ещё Вы сейчас работаете?
– Один из проектов, в котором я участвую – цифровая АТС (автоматическая телефонная станция) нового поколения. Всем известно, что сейчас каналов связи очень много. Начиная с традиционных телефона, факса, e-mail, и заканчивая короткими сообщениями в Twitter, социальных сетях. Общение компаний с потребителями происходит в самых разных информационных средах. Создание систем универсальной коммуникации – это один из мировых трендов, который пока очень слабо представлен в России. Такие системы предоставляют возможность аккумулировать все виды коммуникаций в одном интерфейсе. В одной компьютерной программе будут и видеоконференции, и записи телефонных звонков, и сообщения Facebook и т.д. Причём всё это «привязано» к одному клиенту, так что можно будет увидеть полную историю общения с ним в разных коммуникационных средах. В настоящее время системы универсальных коммуникаций внедряются в основном в крупных компаниях, которые могут позволить себе дорогие решения. Особенность нашего сервиса состоит в том, что это будет программно-аппаратное решение, ориентированное на малый бизнес. Руководитель небольшого предприятия сможет пойти и приобрести собственную АТС в коробочном варианте по доступной цене. Мы нацелены в большей степени на западный рынок, поэтому демонстрируем эту разработку на проходящей в данный момент в Ганновере международной выставке CeBIT.

– Многие представители IT-сферы уезжают из Кузбасса, связывая это с невозможностью реализоваться на местном рынке. Как Вы относитесь к такой позиции?
– Холдинг Good Line уже давно почувствовал на себе давление, связанное с нехваткой специалистов на рынке – как раз из-за того, что многие стали активно уезжать. Только из нашей веб-студии чуть больше, чем за год уехало 5 программистов – в Москву, Санкт-Петербург, Новосибирск. Если учитывать, что весь отдел разработки у нас 7 человек, то почти целый его состав уехал. Это не так сильно ударило по нам, потому что происходило постепенно. Но это определенный сигнал. Люди уезжают по разным причинам. Далеко не всегда мотивация заключается в размере оплаты труда. Главная мотивация связана с перспективами развития. Работая в Кемерово, легко достичь потолка, а дальше развиваться сложнее – в первую очередь из-за удалённости от мира. В Москве разработчик имеет доступ ко всей профессиональной инфраструктуре, он может посещать различные мероприятия, легче выезжать за рубеж.
Что касается меня, то я уже говорил в одном интервью, что «надо жить там, где тебя любят». Я был в Америке, знаю, как обстоят дела в Европе, Азии. Я не могу гарантировать, что я никогда куда-нибудь не уеду. Но сейчас я понимаю, что не хочу переезжать. Я хочу быть гражданином мира. Осваивать американский рынок – нужно, офис там открывать – нужно. Возможно, потребуется прилетать туда на полгода и работать. Путешествовать по всему миру тоже нужно. Но здесь мои родители, моя семья. Поэтому я здесь.

– Вы говорили, что участвуете в создании современного IT-офиса в Кемерове. Можете ли Вы поделиться подробностями об этом проекте – какова его цель, и кто его реализует?
– Современный IT-офис – это один из шагов к развитию нашей локальной IT-индустрии. Чтобы удержать специалистов в Кемерово, Good Line стремится сделать их работу комфортной. В первую очередь, это касается собственных разработчиков – тех, кто работает в «Е-Лайт-Телеком», А42, веб-студии, других проектах. Всего это около 50 человек – программистов, дизайнеров, тестировщиков, технических писателей. Для них мы решили построить современный IT-офис – в стиле Google, «Яндекс» и других крупнейших IT-компаний мира. В офисном здании на Кузнецком проспекте мы арендовали целый этаж, где были снесены все перегородки, и офис выстраивается заново. IT-офис будет разделён на несколько комфортных зон, выполненных в современном дизайне. Помимо рабочих, там будут, например, «мягкие» зоны, где разработчики смогут отдохнуть, пообщаться, даже кино посмотреть, и т.д. Будет зона «без обуви», застеленная коврами. Будут переговорные комнаты, столовая, душевая. Предусмотрена даже такая простая вещь, как парковка для велосипедов. Кроме того, в этом офисе будет первая в Кузбассе зона коворкинга для сторонних разработчиков, например, для фрилансеров, которым неудобно работать дома. За небольшую плату мы будем предоставлять им полноценное рабочее место и доступ к офисной инфраструктуре. Я не исключаю, что в нашем офисе будут работать и малые компании, состоящие, например, из двух человек – для этого им достаточно будет снять 2 рабочих места. Самое главное, что может дать IT-офис – это доступ к общению с коллегами, разработчиками Good Line. Если таким образом и наши, и сторонние специалисты будут перенимать друг у друга какой-то ценный опыт – думаю, что это и будет нашим новым вкладом в развитие кемеровского IT-сообщества.

Беседовал Тимур Сагдиев (Источник: Авант-партнер)

Ссылки по теме, чтобы не просто перепост был:

Поделиться

Максим Колпаков: «Программированием теперь занимаюсь «для души»: 3 комментария

  1. Константин

    Часы на фото видно хорошо — правило фотосъемки руководителей веб-студий выполнено частично. Не хватает только шарфика и импозантной дамы рядом. Ваш исполнительный директор подошел бы идеально.

    А я вот опростоволосился с крайней то Саня мне уже предъявил за отсутствие на моем фото шарфика и часов.

    Thumb up 0 Thumb down 0

  2. Максим

    Константин, каюсь и постараюсь впредь соответствовать образу, честно-честно.

    Thumb up 0 Thumb down 0

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *